18:06 

к голове автора приставили пистолет и сказали "пиши"

danny rand
Название: Обмен
Автор: fandom Armin Arlert 2016
Бета: fandom Armin Arlert 2016
Размер: мини, 1629 слов
Пейринг/Персонажи: Дот Пиксис/Армин Арлерт
Категория: слэш
Жанр: драма
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС по желанию, AU в каноне, фроттаж
Краткое содержание: Армину очень нужно в столицу.
Примечание: все персонажи, вовлечённые в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними
Размещение: запрещено без разрешения автора

Про карьерный рост среди армейских слухи ходили ещё в учебке, и Армин наслушался их вдоволь. Болтали даже про разведотряд, но в это не верилось — лечь под кого-то, чтобы получить звание, а уже на следующей вылазке пропасть в глотке титана... сомнительно как-то. Другое дело королевская гвардия — вот там, на тёплом местечке, конкуренция была нешуточная. Хотя ежегодное пополнение было едва ли больше, чем в разведке, и много меньше, чем на стене. И каждый боялся этого тёплого местечка лишиться — случаи ссылки на стену или в разведотряд были редкими, но всё-таки были. Впрочем, про регулярную армию тоже слухи ходили: там шансы вырваться и забраться поглубже, поближе к столице, были, хоть и мизерные, а значит, каждый стремился их использовать.
Впрочем, в штабе Дота Пиксиса оказалось не страшно — за месяц пребывания там Армин не заметил ни единого подтверждения слухам, бродившим по учебке. Никто не бросал друг на друга страстных взглядов, не разговаривал подобострастно, и в коридорах штаба было тихо. А в тёмных углах возились только мыши, за которыми изредка охотилась парочка растолстевших местных кошек.

Армин присматривался и прислушивался: после расформирования разведотряда его за особые заслуги — правда, не пояснили, какие именно — приписали к штабу Пиксиса чьим-то помощником. Точное звание не определили до сих пор, зато дали кипу старых документов, представлявших собой счета и описи, и велели разбирать. Армин разбирал, ходил на обед и вслушивался в чужие разговоры: что слышно о тех, кто избежал суда, вырвавшись за стену после казни Эрвина, и о тех, кого, как и его, распределили по разным местам. Вырваться удалось немногим; среди них были Ханджи, Ривай, Жан и Эрен с Микасой. Армин надеялся, что они живы и теперь могут смотреть на море.
Под распределение попали Конни и Саша. Армин не знал, где они, а они наверняка не знали, где он. Хистория пропала без вести, и Армин понятия не имел, как узнать, что с ней. Но собирался это сделать — потому что даже у остатков разведотряда за стенами шансов выжить было больше, чем у неё — внутри стен.

Армин надеялся, что он успеет найти её раньше, чем что-то случится. Она ведь всё ещё оставалась членом королевской семьи и настоящей наследницей трона — это должно было её спасти. Или обречь на смерть.

Времени у Армина было мало, возможностей ещё меньше — а цель маячила впереди и нисколько не приближалась, будто клятый болотный огонь, заманивавший его в трясину.

Разговор он услышал поздним вечером, когда, закончив возиться с бумагами, возвращался в казарму. Болтали двое — мужчина и женщина, обоих он видел в штабе. Женщина здесь была давно и явно любила почесать языком; в первые дни она всё расспрашивала Армина о разведке и внутренних порядках отряда, но Армин отмалчивался. Мужчина был на год старше Армина и сюда переведён уже позже событий в Тросте — кажется, за месяц до перевода самого Армина.

Армин и не стал бы слушать — слухи интересовали его как источник информации, но в них редко можно было почерпнуть что-то стоящее. Но, услышав имя Дота Пиксиса, замер.

— И это правда, что ли?

— А ты думал!

— А как же женщины? Не может быть, чтобы командор — и...

— Ну, женщины-то у него были, только все как одна похожи на мальчишек.

— Да ты врёшь!

— Эй, ты как с вышестоящим разговариваешь? — оба замолчали; мужчина, видимо, пристыжённо, женщина — явно выдерживая паузу. — Это давно известно и всем. Ты хоть видел, как командор на Арлерта смотрит?

— Как? Нормально же...

— Да ничего не нормально! Зуб даю, он окажется в его постели через неделю. А то и раньше, командор долго ждать не любит.

— А если этот Арлерт сопротивляться будет? Он же из разведки!

— И что, что из разведки? Он в опале, за ним, наоборот, сейчас пристально следят, и лишний шум ему ни к чему. А все любовники командора живут вполне неплохо, получше, чем я, уж точно. Последний теперь торчит в столице, иногда заглядывает по памяти, но редко. Командор его туда пару раз отправлял с посланиями — а потом, видать, замолвил кому словечко, и парню подыскали место. Он теперь птица поважнее меня и многих тут будет, а ведь пришёл не так давно и совсем зелёный.

— Но неужто Арлерт...

— Да куда он денется, Арлерт этот, — женщина вздохнула. — Все они такие вроде бы принципиальные, а за место — любой под кого хочешь ляжет и зад оттопырит, ты не сомневайся. Тебе повезло ещё, что Арлерт появился, а то бы сам сейчас...

— Да ты шутишь!

— Шучу. Командор светленьких любит, — женщина усмехнулась, и Армин отступил, сделал пару шагов назад, переваривая услышанное. Светленьких любит, столица... В столице отыскать Хисторию — или хотя бы узнать о ней — будет много легче, чем здесь, в Тросте. Колебался он недолго.

Командор на него и правда посматривал — только с интересом и подозрением, словно ждал подвоха. Армин в ответ и улыбался — слегка нервно, но старательно. Командор на эти улыбки реагировал недоумением.

Сложнее всего оказалось достать ключ от его комнаты. Армин сначала выкрал запасной и в тот же день вернул, сделав слепок из воска. А потом, вырвавшись в город, сумел сделать себе копию. Долго выжидать он не стал — время утекало сквозь пальцы, таяло, и каждая минута могла стоить Хистории жизни.

Он прокрался в комнату Пиксиса вечером, когда большая часть штаба вырвалась в город на выходной, оставались только дежурные и сам Пиксис, работавший в кабинете. Можно было прийти и туда — но это казалось неправильным; поэтому он ждал в комнате, сняв куртку и оставшись в белой, слегка посеревшей рубашке, которую ему выдали ещё при поступлении в разведотряд.

Пиксис вернулся к себе в сумерках, со свечой и стопкой бумаг. Армин сидел на его кровати — почти обычной койке, чуть шире его собственной и по-военному заправленной. Увидев Армина, Пиксис замер.

— Арлерт?

— Так точно, командор, — Армин поднялся и по привычке отдал честь, прижав к сердцу не ту руку, как Конни когда-то. Сам он сообразил в последний момент, но Пиксис словно бы не заметил. Поставил свечку на потрёпанный верстак, сложил туда же документы и повернулся к Армину.

— Что вы здесь забыли, сержант Арлерт?

Сержант, значит, отметил про себя Армин.

— Я пришёл к вам, командор!

— Ко мне?

Армин мучительно покраснел — он и не думал, что придётся объясняться.

— Да. Вы же любите... блондинов.

— Блондинов?

— Так точно.

Пиксис поднял руку и закрутил ус, потом внимательно оглядел Армина и покачал головой.

— И кто же такое сказал вам, сержант?

— Я слышал слухи... сэр.

— Да? И кто же такое болтает?

— Кое-кто, сэр, я не разглядел этого человека.

— И что же обо мне говорят мои подчинённые, Арлерт? Что такого они сказали, что ты решил заявиться ко мне среди ночи, да ещё и в неподобающем виде? — Пиксис бросил взгляд на лежавшую на кровати куртку.

Армину казалось, что он сгорит от стыда, но отступать было нельзя. Мысль о Хистории билась в голове пойманной птицей. Никто ей не поможет. Никто, кроме него, теперь не может ей помочь.

— Я слышал, что вы любите блондинов, сэр, — повторился Армин.

— И решил это проверить?

— Вроде того. Я хочу в столицу, сэр.

— В столицу, значит? — голос Пиксиса задрожал то ли от гнева, то ли от смеха; а потом он сделал несколько шагов и сжал Армина в объятиях. Армин был едва ли сильно ниже, но в тот момент он показался себе почти крохотным. А когда Пиксис ущипнул его за задницу — абсолютно неподобающе пискнул. И тут же заткнул себе рот рукой. Удовольствия не было вовсе; отвращения, впрочем, тоже. Пиксис дышал Армину в шею, колол голую кожу кончиками усов и шарил по телу, почти ласкал. Он забрался Армину под рубашку, потом отстранился, покачал головой, усмехнувшись, и в следующую секунду поцеловал. Усы мешались, но Армин не мог не отметить, что целуется Пиксис хорошо. Наверное, хорошо — сравнивать Армину было почти не с кем, и он старался об этом не думать, только отвечал, неловко и несмело.

Когда что-то уткнулось Армину в бедро, он сразу и не сообразил, что это; а когда догадался, его обдало жаром. Пиксис потёрся об него, потом перехватил руку Армина — он цеплялся за Пиксиса — и положил её себе на пах, прижав вплотную. Армин нервно сжал пальцы, погладил вставший член сквозь ткань, пока Пиксис мокро и неприятно вылизывал ему шею.

Дальнейшее Армин представлял себе весьма смутно — про секс между мужчинами он только слышал в той же учебке, когда кадеты тихонько перешёптывались друг с другом и яростно порицали всё, с ним связанное. Как-то Армин видел зажимавшихся в углу парней, но поспешил тогда уйти и до сих пор вспоминал об этом со смешанным стыдом. Сейчас ему казалось, что Пиксис должен нагнуть его — поставить раком или как-то так; а потом будет больно и неприятно, и ничего больше. Страшно, может быть. Но пока было не очень плохо. Могло быть хуже.

Пиксис толкнул его на кровать и действительно нагнул, заставил перевернуться и налёг сверху, одной рукой опираясь на постель. Штаны вместе с трусами Пиксис содрал с него одним движением — Армин сдавленно промычал себе в плечо, а командор за спиной хмыкнул:

— Что же ты, сержант, не знал, на что шёл?

Армин ничего не ответил. А Пиксис потёрся пахом о его спину, спустился ниже и притёрся вплотную. Он сам пока не раздевался, но Армин готовился к худшему — вот сейчас должно быть больно и страшно. Вместо этого Пиксис вытянул вперёд свободную руку и забрался Армину под рубашку. Погладил левый сосок, ущипнул его, прошёлся вниз к паху и коснулся полувставшего обнажённого члена. Рука у Пиксиса была горячая и резко контрастировала с прохладным воздухом. Армину хватило нескольких движений вверх-вниз, чтобы возбудиться окончательно. А потом Пиксис начал двигаться, так и не раздевшись. Он отдрачивал Армину, попадая в быстрый, дёрганый ритм, и горячо дышал в ухо. В какой-то момент ощущений вдруг стало много, перед глазами мелькнули звёзды, и Армин кончил, куда ярче, чем когда дрочил сам себе. Пиксис догнал его через пару движений, зад обожгло горячим, но того самого страшного так и не произошло — а потом они рухнули на кровать рядом друг с другом и несколько минут приходили в себя.

Армин встал первым, стянул рубашку и вытерся ею, а потом натянул трусы и штаны. Прихватил с кровати куртку и надел на голое тело. Смотреть на командора не хотелось. Когда Армин уже подошёл к двери, Пиксис вдруг заговорил.

— Приходи завтра, если хочешь. А я подумаю о столице.

Погасшая было надежда вспыхнула вновь — столица! Хистория. Она дождётся его. Он справится.

@темы: больше никогда-2016, мини, shingeki

URL
   

распиздяйство и радуга

главная