danny rand
Название: Одиночество
Бета: Собака серая
Размер: мини, ~1000 слов
Персонажи: Армин Арлерт, Микаса Аккерман, Эрен Йегер, Жан Кирштайн
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG
Предупреждения: ООС по желанию, зомби!AU
Размещение: низянизя


Армин спит посередине. Микаса — справа, Эрен — слева. Жан — у стены, накрывшись рваным одеялом; порой — с открытыми глазами. Иногда они просыпаются посреди ночи от шорохов и подозрительных звуков. У Микасы в руке нож, Жан стоит у двери в квартиру, Эрен держит Армина за запястье; они выжидают, пока все не стихнет. Снова закрывают глаза — до рассвета. Ночью передвигаться опасно. И страшно. Армину страшно. Страшно за других. За Эрена, рвущегося в самую гущу, за прикрывающую его Микасу, страшно за Жана — тот держится в стороне, хватает зомби за плечи, дёргает на себя и вонзает нож в висок.
Иногда Армина тошнит. Он отходит в сторону, зажимает рот рукой и не смотрит на трупы. И старается не думать, кем они были раньше — любимыми, любящими, родными. Живыми. Главное для Армина — выжить и жить. Вместе с Эреном, Микасой, Жаном.
Когда Жана разрывают на куски, он тащит Эрена прочь, крепко держа его руку. Армин знает, что все плохо. Знает, что они не протянут долго. Но он хочет жить и хочет, чтобы жили Эрен и Микаса. Поэтому они уходят, поэтому они просыпаются на следующее утро, вдыхают затхлый воздух с запахом разложения — кто-то умер рядом, за стеной или в шкафу, где угодно, — и продолжают жить.
Рассветы не приносят радости, дни чуть светлее ночи. Они пропитаны унылой тоской и безысходностью. Армин скучает по прежним дням. И иногда, закрывая глаза, вспоминает, как было раньше. Раньше была надежда. И они верили во что-то. Хоть во что-то.
В победу или человечество. Армин вспоминает первого убитого им мертвеца. Запавшие глаза, рваные хрипы — попытки мертвого тела дышать, — сгнившие щеки и лицо. Тогда он не верил, что это случится с другим. Хоть с кем-то ещё.
Мир не спрашивает, кому и как умирать и кому кем становиться. Кому засыпать навсегда, а кому подниматься после смерти.
Армин приваливается спиной к стене, чувствует Микасу и Эрена — они ещё теплые и оба живые. Это самое главное. Утром они поднимаются, покидают большой многоквартирный дом. Здесь когда-то жили люди, теперь остались только мертвецы.
Пробираться через мёртвый город надо тихо. У Эрена бледное лицо и поджатые губы. Микаса обматывает вокруг шеи истрёпанный, давно не стиранный шарф. Чуть оттягивает его — а потом резко уходит влево и бросается на выползшего из-за угла мертвеца. Эрен морщится, Армин трёт руки и тянет его за собой.
Они идут пешком до самой ночи, прячутся под мостом, сторожа по очереди. На рассвете выбираются на окраину и находят машину — изрядно потрепанную, но с полным баком и заряженным аккумулятором. Армин сам убивает зомби-водителя. И ведёт тоже сам, иногда касаясь головы. Главное — не заснуть. Микаса и Эрен спят на заднем сиденье, они заслужили.
Эрен сменяет Армина, Микаса садится вперёд, одну руку держит на рукоятке ножа — Армин помнит, как она снимала его с зомби, — второй цепляется за шарф. Вокруг проносятся поля, леса, дома и гостиницы у дороги, бредущие зомби. Эрен включает шипящее радио, потом врубает найденный в машине диск с Квин. «Не останавливай меня сейчас», — поёт Фредди, и они не останавливаются. Бензина остается совсем немного, когда они тормозят у заправки. Армин следом за Эреном заходит в супермаркет, Микаса наполняет бак.
Зомби, одетый в розовое пальто и со следами теней на веках, вываливается из старого, потёртого шкафа. Он кусает Эрена за ладонь. Армин бросается вперёд, под крик Эрена оттаскивает зомби, кромсает трупу шею и бросает его на пол, пиная. Сгнивший череп проламывается под ногой, но Армин продолжает топтать его, продолжает кричать; а когда приходит в себя и оборачивается, Микаса бинтует Эрену руку. В её глазах — отчаяние. Они спешно уезжают с заправки, позабыв еду и аптечку, найденную под стойкой. Здоровой рукой Эрен сжимает обрез и пытается улыбаться.
— Со мной всё в порядке, — говорит Эрен, и Армину кажется, что это единственные слова, которые он слышал за последние лет десять.
Армин ведёт, Эрен сидит рядом, а Микаса сразу за ним. Проносятся дома и деревья, Микаса что-то говорит. Они вспоминают прошлое, зачитанные до дыр книги, детские мечты и рассказанные дедом Армина сказки. Эрену всё хуже, он бледнеет, на лбу выступает испарина. Армин снимает руку с руля и кладёт ему на плечо.
— Всё будет хорошо, — говорит он. — Всё будет, — твердит Армин, не зная, кого он успокаивает — Эрена или себя.
Они останавливаются на пустынной проселочной дороге. Выезжать на шоссе опасно, там слишком много трупов. Ходячих трупов. Откинув голову на спинку кресла и засыпая, Армин слышит неровное дыхание Эрена.
Они просыпаются от звука выстрела. Эрен стрелял себе в голову, подставив ствол под подбородок — как в фильмах. Армина тошнит, и он блюёт у дороги. Они вместе с Микасой хоронят Эрена, забросав его тело ветками. Микаса плачет беззвучно, слёзы прочерчивают дорожки на её тёмных щеках, и Армин отстранённо замечает, что у неё грязная кожа.
Бензин кончается через пару миль, дальше приходится идти пешком. Армин держит Микасу за руку и боится её потерять. Каждую минуту ему кажется, что её здесь нет, но прикосновение холодных пальцев и едва слышное дыхание говорят, что Микаса жива. За плечом у Армина ствол — он хотел оставить его с Эреном, но Микаса не позволила.
— Он нам пригодится, — говорит она и пытается улыбнуться. Уголки её губ не двигаются.
Они добираются до заброшенного дома, запирают все двери и засыпают на полу возле кресла, обнявшись. Микаса плачет во сне, и Армин обнимает ее, крепко, как может. Её шарф остался в могиле Эрена.
На следующее утро они снова выходят на дорогу и встречают пару зомби, которых Армин убивает сам. Но потом натыкаются на целое скопище — и уходить уже поздно. Микаса бросается вперёд. Армин пытается остановить её, хватает за руку, но ее пальцы выскальзывают из рук. Армин бросается за ней, но его отбрасывает в сторону. Труп наваливается сверху, елозит по телу Армина, пытается вонзить в него зубы, но Армин вонзает нож ему в висок отработанным автоматическим движением. Дышать нечем, Армину слишком тяжело, и темнота обступает его. Он проваливается в неё, как в воду, и теряется в пустоте.
Когда Армин приходит в себя, труп — тяжёлый и холодный — всё ещё лежит сверху. Мертвецов нет, а Армин весь перемазан гнилью и кровью. Он сбрасывает труп с себя, оглядывается, пытаясь отыскать Микасу, высматривает ярко-красный шарф и тёмные волосы.
Вокруг никого. Армин зажимает рот ладонями, и выпавший из руки нож гулко ударяется о землю. Армин беззвучно кричит — и снова теряет сознание.
Когда он приходит в себя, рядом, положив руку ему на плечо, сидит Жан.
— Поднимайся, — говорит он, — ну же.
— Живи, — просит Микаса, заглядывая ему в глаза.
— Вперёд, — подбадривает Эрен и улыбается. — Ты всё ещё жив.

@темы: мини, shingeki